Правильные новости

Прозападную партию сменила пророссийская

Проигрыш российского истребителя французскому Rafale в тендере индийских ВВС оказался поражением в битве, а не в войне. По данным ряда СМИ, в итоге Нью-Дели все-таки готов сказать французам свое "нет", и у Рособоронэкспорта есть шанс взять реванш. Соответствующие возможности появились в результате политических изменений в Индии и проблем с реализацией французского контракта.

Рособоронэкспорт готов заключить с Индией контракт на поставку дополнительной партии истребителей Су-30МКИ вместо французских Rafale, сообщил замглавы компании Сергей Гореславский, возглавляющий делегацию Рособоронэкспорта на открывающейся в городе Бангалор выставке Aero India 2015. О том, что Индия все-таки откажется от закупок французских истребителей, накануне сообщила индийская газета Business Standard. Основным камнем преткновения стала цена сделки – вместо планировавшихся 10 млрд долларов за 126 истребителей Франция попросила у Индии более 28 млрд.

"Моди - индийский националист, пропагандирующий принцип Make in India. Этот тезис во многом определяет его шаги в области ВТС"

Aero India 2015 – одна из ключевых экспозиций Юго-Восточной Азии. Индия – самый крупный покупатель вооружений и военной техники. Рядом располагаются Малайзия и Индонезия, в последнее время энергично модернизирующие свои вооруженные силы. Два крупных игрока на этом рынке – Москва и Вашингтон. В этом году в Бангалоре американская экспозиция самая представительная и, можно сказать, самая вызывающая: все модели американской техники, представленные на стендах, будь то истребитель пятого поколения F-22 Raptor или транспортный самолет C-130 Super Hercules, выкрашены в цвета индийских ВВС.

Накал страстей понятен. В ходе недавнего визита в Дели президент США Барак Обама и премьер-министр Индии Нарендра Моди продлили рамочное соглашение о военно-техническом сотрудничестве между странами на 10 лет.

Документ предусматривал двустороннюю торговлю, совместные учения, программу обмена визитами на уровне военных, совместные действия в сфере безопасности на море и меры по борьбе с пиратством. Для России это не лучшая новость. Москва последовательно несколько лет и так проигрывает индийские тендеры на поставку вооружений и военной техники, хотя считает Нью-Дели стратегическим партнером в сфере ВТС. К примеру, мы проиграли большой тендер на поставку военно-транспортных самолетов: вместо наших Ил-76 Дели предпочел купить шесть американских C-130 Super Hercules. За них заплатили почти 1 млрд долларов – цифра астрономическая, особенно если учесть, что Ил-76 обошлись бы существенно дешевле.

Дальше – больше: наш самый современный истребитель МиГ-35 уступил французскому Rafale, боевой вертолет Ми-28Н продул американскому AH-64 Apache, а нелегкий транспортный вертолет Ми-26Т2 – CH-47 Chinook. И это при том, что российская машина более современная – целиком цифровая, в полтора раза дальше летает и имеет в два раза больший объем грузовой кабины, чем американский аналог.

История с французским Rafale – один из шансов воссоздать статус-кво. К российской радости, стороны не смогли достигнуть соглашения ни о конечной цене машин, ни о передаче технологий их производства, на чем настаивал Нью-Дели. Министр обороны Индии и раньше заявлял, что сделка по Rafale слишком дорого обходится его стране. Компания Dassault Aviation увеличила стоимость одного самолета вдвое – с 65 млн до 120 млн долларов. Это означает, что вся партия из 126 машин обойдется не в 10, а в 28 – 30 млрд. В дополнение придется существенно потратиться на оснащение машин ракетным и бомбовым вооружением. В то же время, как отмечают в минобороны Индии, производство одного российского истребителя Су-30МКИ компанией Hindustan Aeronautics Ltd (HAL) не превышает 56 млн долларов.

На Aero India 2015 российская корпорация «Иркут» – производитель Су-30МКИ – намерена провести с индийской стороной переговоры о дальнейшей модернизации истребителя. Одним из вариантов станет интеграция в боевой комплекс российско-индийской сверхзвуковой противокорабельной ракеты «БраМос». Во момент визита в Индию министра обороны Сергея Шойгу ей было уделено особое внимание. Российско-индийское предприятие не только смогло предложить план подвески большой ракеты «БраМос» под истребитель Су-30МКИ, но и показало «мини-версию» ракеты. По расчетам BrahMos Aerospace, один Су-30МКИ сможет нести до трех «Мини-БраМос», корабельный МиГ-29К/КУБ – две, индийский аналог истребителя пятого поколения Т-50 FGFA поднимет две ракеты. Новая «БраМос» будет интегрирована в состав вооружения патрульно-противолодочного самолета Ил-38SD (Sea Dragon – «Морской змей») индийских ВВС. А также будет поставлена на вооружение подводных лодок, имеющих 533-мм торпедные аппараты – немного подобных субмарин российского производства уже есть в распоряжении индийских ВМС.

На вооружении ВВС Индии сегодня находится 350 истребителей Су-30МКИ. По планам BrahMos Aerospace, ракетами «БраМос» планируется оснастить от двух до трех эскадрилий. Первоначально будут оснащены рядом 40 самолетов, включая два испытательных образца Су-30МКИ. Есть еще 18 МиГ-29К/КУБ, базирующиеся на авианосце «Викрамадитья» (бывшем авианесущем крейсере «Адмирал Горшков») – их тоже предстоит оснастить противокорабельными ракетами. При всем при том поднять «большой» «БраМос» МиГ-29 не в состоянии. Именно вследствие этого уменьшенная версия ракеты может стать настоящим прорывом в перевооружении индийских ВВС.

Собственно, этот момент можно считать ключевым в судьбе Rafale. Источник в российском авиапроме напомнил газете ВЗГЛЯД, что в минобороны Индии в последнее время сменилось руководство. «Прозападную партию сменила пророссийская, начали возникать вопросы. Главный из них – во что обойдется злободневный цикл Rafale? – утверждает источник. – Премьер-министр Индии Нарендра Моди – индийский националист, пропагандирующий принцип Make in India. Этот тезис во многом определяет индийские шаги в области ВТС. Например, французы отказались передать ряд ключевых технологий производства Rafale: радаров с активными фазированными решетками, бортовой электроники и программного обеспечения к ней. Не дали согласие и на надзор качества произведенных в Индии по лицензии истребителей, на чем настаивала индийская сторона».