Правильные новости

Камеры Боинга могли заснять полет ракеты

Эксперт сомневается в объективности международного расследования крушения Boeing 777 на Украине

"Предполагаю, что украинские военные могли развернуть "Бук", команда не была информирована - комплекс не был завязан в единую систему, поэтому они что-то увидели и на всякий случай запустили ракету. А это оказался гражданский самолет", - заявил газете ВЗГЛЯД заслуженный летчик-испытатель Игорь Маликов.

Президент России Владимир Путин и премьер Малайзии Наджиб Разак в разговоре по телефону заявили о важности обеспечения объективного международного расследования причин крушения Boeing 777. Они уверены, что этому способствовало бы немедленное прекращение военных действий на Юго-Востоке Украины. К тщательному расследованию призывают и в Совете Безопасности ООН. Об этом говорится в принятом в пятницу заявлении.

"Эта машина довольно новая с точки зрения ее производства. "Боинг-777" - единственный из последних. На нем масса видеокамер, которые наблюдают с разных сторон. Если какие-то записи останутся, то их не возбраняется посмотреть"

Накануне Boeing 777 малайзийских авиалиний упал на территорию Украины вблизи от российской границы. На борту находились 298 человек, все они погибли, обнаружены тела примерно 200 пассажиров.

О том, что может выявить расследование и как оно должно проводиться, газете ВЗГЛЯД рассказал замначальника Летного испытательного центра, заслуженный летчик-испытатель, Герой России полковник Игорь Маликов.

ВЗГЛЯД: Игорь Иванович, многим уже «все ясно», в частности, в Вашингтоне, на Украине. СМИ США прямо пишут, что русские в любом случае виноваты: либо российские военные сбили, либо ополченцы поставленными Россией ракетами. Российская сторона с этим не соглашается. Как, на ваш взгляд, нужно проводить расследование, чтобы с его результатами согласились все и ни одна сторона их не оспаривала?

Игорь Маликов: У нас есть серьезные документы по этому поводу – правила расследования авиационных происшествий. И там изложены все этапы расследования. Это основополагающий документ. За рубежом есть те же самые документы. Но может быть подтасовка фактов – это мое личное мнение.

В принципе, определить, что, как и почему – очень просто. Если стреляли из маленького комплекса, то у него боевая количество всего 2,5 кг. Но таковый переносной комплекс не достанет до цели на такой высоте. У ракеты тепловая головка наведения. Она, конечно, попадет в двигатель. У самолета два мощных двигателя, что позволяет ему исполнять полет даже на одном из них. Предположим, если ракета попала в один двигатель, то у пилота будет время сообщить на землю о случившемся. Тут, по всей видимости, была шибко большая боевая часть, и это связано, наверное, с каким-то большим военным комплексом. Наверное, использовался «Бук», который есть у украинской армии. У ополченцев нет никаких «Буков». У них маленькие «Иглы». Поэтому не может быть разговора о причастности ополченцев. Откуда стреляли, я не могу этого сказать. Это можно определить по спутникам, которые обнаруживают тепловые вспышки.

ВЗГЛЯД: У России есть спутники, которые могут засечь пуск ракеты?

И.М.: Они расположены над потенциальными противниками. Им незачем отслеживать Украину. Американские отслеживают эту территорию. Но правды они, конечно, не скажут.

ВЗГЛЯД: Ополченцы не так давно заявляли, что им удалось завладеть один комплекс «Бук»...

И.М.: Они же давно вывели его из строя. Я не думаю, что они могли его использовать. Этим комплексом управлять очень сложно: это целая система. Это из автомата Калашникова может один дядя стрелять. А комплексом управляет группа людей. Нужно несколько машин, которые должны быть связаны радиосетями. Одна обнаруживает, вторая отдает команду, третья управляет. Потом еще пусковая установка. Люди должны быть подготовлены. С улицы их не пустишь.

ВЗГЛЯД: Можно освоить управление «Буком» за короткий период?

И.М.: Это сложная техническая система. Вряд ли.

ВЗГЛЯД: Средства ПВО могут определить принадлежность самолета – гражданский он или военный?

И.М.: Нет. Они видят просто метку. Это боевые комплексы. У них есть система свой-чужой. Они не рассчитаны на гражданские суда, которые не оборудуются этой системой. Воздушное движение, условно говоря, как железнодорожный путь, только в небе. Все знают, что в такой-то момент пройдет «поезд». Об этом всем сообщается. В единой системе должны знать, что в текущее время проходит гражданский борт. Если незапланированное появление, значит, какой-то армейский борт. Незамеченным ничего пройти не может. Предполагаю, что украинские военные могли развернуть «Бук», команда не была информирована – комплекс не был завязан в единую систему, поэтому они что-то увидели и на всякий случай запустили ракету. А это оказался гражданский самолет.

ВЗГЛЯД: По обломкам, повреждениям самолета можно определить тип ракеты?

И.М.: Конечно. Каждая боевая часть имеет свои особенности. Стоит посмотреть на пробоины, достать осколочек – и разом будет все ясно. Это определяется элементарно.

ВЗГЛЯД: Если выяснится, что это ракета комплекса «Бук», можно будет определить, где и когда она была изготовлена, в какой части стояла на вооружении?

И.М.: Это может быть сложно. Это возможно, если они найдут номер на каком-нибудь осколке. Но уже не на боевой части, на которой номер не ставят, а на самом фюзеляже. Отрицать такой вариант нельзя. Эти ракеты в свое время были сделаны в России. Они нетрудно достались Украине и лежали у них на складах.

ВЗГЛЯД: Черные ящики могут что-то дать?

И.М.: Конечно, могут, но не полностью. Эта машина достаточно новая с точки зрения ее производства. «Боинг-777» – один из последних. На нем масса видеокамер, которые наблюдают с разных сторон. Если какие-то записи останутся, то их можно посмотреть. Как правило, видеокамеры работают во время полета. Они все фиксируют. Они могли заснять полет ракеты на последнем этапе.

ВЗГЛЯД: Должны были остаться записи переговоров экипажа?

И.М.: Если они переговаривались между собой после попадания ракеты, то такое возможно. А если все произошло внезапно, то мгновенная разгерметизация, все теряют сознание – и тогда это маловероятно.

Обломки падали в разных местах. Это говорит о том, что самолет сильно повредило в воздухе. Он развалился на части в полете.

ВЗГЛЯД: И у экипажа не было возможности отрапортовать о случившемся?

И.М.: Видимо, не было. Если бы это была маленькая «Игла», то они могли бы на одном двигателе продолжить полет, сообщить, что случилось.

ВЗГЛЯД: Можно ли по месту удара ракеты определить, откуда был произведен пуск?

И.М.: В принципе, да.