Правильные новости

Германия лишает Россию учебно-боевых лазеров

Спор между Минобороны России и немецкой компанией "Рейнметалл", отказавшейся достраивать дорогостоящий центр боевой подготовки, дошел до суда. Вместе с тем выяснилось, что немцы отказались поставлять в Россию действительно ключевой ингредиент контракта. И далеко не факт, что России удастся наказать ненадежного поставщика штрафными санкциями.

Первый замминистра обороны генерал армии Аркадий Бахин сообщил в среду, что военное ведомство подало иск к германской компании «Рейнметалл», стремясь наказать ее за неисполнение одного из самых знаковых импортных контрактов последнего времени. Речь идет о срыве соглашения о строительстве учебно-тренировочного комплекса, который создавался неподалеку от деревни Мулино в Нижегородской области.

"В данном случае поведение исполнителя является добросовестным: что ему делать, если родная страна запретила работать?"

«Мы выдвинули «Рейнметаллу» штрафные санкции. Эти штрафные санкции сейчас рассматриваются в швейцарском суде», – сказал Бахин, передает ТАСС. Деталей иска генерал не уточнил, однако заявил, что центр подготовки в Мулино никак не пострадает от срыва контракта, так как российская промышленность в состоянии освоить производство лазерных средств стрельбы, которые отказалась поставлять Германия.

Таким образом, впервой были названы конкретные элементы комплекса, которые отказалась поставлять в Россию немецкая компания. Ранее подобная информация официально не оглашалась. Только немецкие источники говорили, что не будут поставлены ключевые компоненты. «Преобладающая по стоимости часть учебного центра еще не была поставлена в Россию, и функционировать он не может», – говорил еще летом анонимный представитель министерства экономики ФРГ.

Тем не менее в Москве заверяли, что от немецкого контрагента зависит лишь 5% оборудования, и оно может быть заменено российской продукцией. Однако, как следует из слов замминистра, по прошествии полугода этого пока не сделано, хотя полигон уже принимает войска. Судя по всему, в отсутствие «лазерной начинки», замену которой готовит российская промышленность, войска тренируются по старинке.

Иначе говоря, если немецкие юристы прописали в контракте, что запрет правительства ФРГ является форс-мажорным обстоятельством, а российские юристы этого не заметили, то неустойку Москва не получит.

Для сравнения: в 2010 году российское руководство приняло решение о запрете поставок оружия в Иран из-за международных санкций в отношении Тегерана, в результате чего оказалась сорвана сделка на поставку в эту страну зенитных комплексов С-300 на сумму, как сообщалось, 800 млн долларов. Москва вернула предоплату в размере 166,8 млн долларов, однако в 2012-м иранская край подала на «Рособоронэкспорт» иск в международный Третейский суд Женевы на сумму почти в 4 млрд долларов. Решения по иску в то время как не было принято, да и Тегеран, судя по всему, больше заинтересован в надежном оружии, чем в получении денег от России. В настоящее период вопрос поставок комплексов Ирану находится в подвешенном состоянии, стороны обсуждают его на переговорах.

«Обычно стороны, когда договариваются, выбирают применимое право – немецкое, английское, русское – и выбирают суд, причем то и другое может быть разное, например, суд Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, а применимое право – немецкое, – комментировал в интервью газете ВЗГЛЯД председатель коллегии адвокатов «Николаев и партнеры» Юрий Николаев. – Если выбран суд, находящийся на территории России, он будет лишен политического давления со стороны немецких властей и вынесет законное решение. Если это будет суд на немецкой стороне, тогда, конечно, Министерству обороны не позавидуешь», – добавил он.

«Но возможен и третий вариант, где будет указано, что был зафиксирован отказ исполнителя и что исполнитель сделал это не по своей воле, в связи с чем с исполнителя будут взысканы только прямые убытки и не будет взыскана неустойка. По своей правовой природе неустойка является штрафной санкцией за недобросовестное поведение исполнителя. В данном случае поведение исполнителя является добросовестным: что ему делать, если родная страна запретила работать?» – заключил юрист.